Архитектор с именем святого Иакова | Архитектор Сантьяго Калатрава

Имя библейского святого Иакова ассоциируется с явленной во сне лестницей на небеса, дарованной ему Господом. По испански святой Иаков звучит как Сантьяго. Естественно, что нареченный таким именем зодчий будет городить свои сооружения в направлении небес и наводить переправы между берегами - именно своими мостами и небоскребами и прославился современный испанский архитектор и инженер Сантьяго Калатрава. Эта известность Калатравы неоднозначна, ведь свои опусы дерзкий дон архитектор норовит уместить в исторической среде старых городов, пронзая древнюю ткань застройки ультрасовременной фурнитурой. Как тут не вспомнить шекспировского злодея Яго - испанский транскрипт имени Иаков…

Здание океанариума в Валенсии

Сантьяго Калатрава признан корифеем современной архитектуры и прославился прежде всего своими олимпийскими объектами, музеями и мостами. Калатраву можно по праву назвать архитектурным имиджмейкером Игр в Барселоне и Афинах. Именно он вознес к небесам "Олимпийскую Башню" - эта замысловатая загогулина выглядит этаким "узелком на память" об олимпийской Барселоне. Эскизом башни для олимпийского огня послужило изображение человека, стоящего на коленях и держащего в согнутых руках чашу.

Калатрава занимался реконструкцией и модернизацией олимпийских объектов к Играм в Афинах 2004 года. Его экспансивная испанская натура стремится к рекордам высоты и широты и в архитектуре: им спроектирован самый высокий небоскреб Северной Америки, с характерной для автора "крученой" подачей. Очень спортивно: быстрее, выше, гибче! А уж понастроенным по всему миру мостам несть числа…

Морская тема Сантьяго Калатравы

"Море внутри" бушует в голове всякого творческого человека - это море фантазии, волны которого выносят на берег рукотворные шедевры. Тема моря чрезвычайно романтична и близка творцам, независимо от темперамента - у кого то оно нежно плещет ласковым прибоем, у иного сурово штормит.

Любой корабль прежде всего - чудо инженерной мысли человека, и везет он в своих трюмах полезные грузы, а уж во вторую очередь несет в своем облике эстетику и романтику. Ведь несущиеся на всех парусах бригантины и каравеллы создавались как транспорт для прагматичных заморских экспедиций. Природа творит свои нерукотворные чудеса тоже не красы для, а прочности ради - такие, как створки и завитки морских ракушек. То, что полезное может быть красивым, понято людьми давно и положено в основу всякого дизайна - науки созидания удобной и эстетичной среды работы и обитания.

Парусное сообщение уступило место современным способам перемещения, но романтические моменты, связанные с мореплаваниями, прочно вошли в общепризнанную эстетику, от архитектуры до ювелирного дела. Так и в творчестве Сантьяго Калатравы морская тематика проявлена очень ярко и выпукло: в стройных, как мачты, и крученых, как пеньковые канаты, небоскребах, парусных пролетах вантовых мостов, ракушечных завитках кровель и пандусов. Вроде и современный high tech, и высокая романтика минувших эпох. Направление, в котором так ярко проявился Калатрава, известно как "романтический хай тек" - прямая аналогия с "романтическим модерном" Антонио Гауди. Оба испанцы, оба черпали вдохновение в природе, творя биоморфные и антропоморфные здания.

Не так давно архитектурным бюро Калатравы был представлен проект нового вокзального комплекса андалусского города Уэльва - самого вокзала и 353 метровой башни гостиницы. Спиральное развитие форм и навес створка над вокзальной площадью превращают новый комплекс в подобие экспозиции океанографического музея. Новая городская доминанта вполне гармонична в приморском пейзаже Уэльвы.

архитектор и инженер

Сантьяго Калатрава Вальс
Родился 28 июля 1951 года в небольшом поселке близ Валенсии. В 1975 году по окончании Школы архитектуры и архитектурного факультета политехнического университета Валенсии продолжил практику в федеральном технологическом институте (известном также как ETH, или ETHZ) в Цюрихе, где получил диплом инженера, а в 1981 защитил диссертацию.

В 1981 году Калатрава открыл свою мастерскую в Цюрихе, причем работал и как архитектор, и как инженер. его первым проектом стал ангар завода компании Jakem в швейцарском мунхвиллене (1983-1985).

В 1986 году он спроектировал мост "9 октября" в Валенсии, что положило начало целой серии проектов мостов по всему миру.

12 университетов европы и америки присвоили испанскому архитектору почетное звание доктора Honoris causa. большинство проектов архитектора находятся на границе архитектуры и инженерии. сложное и, одновременно, новаторское конструктивное решение - отличительная черта его работ.

Застывшая на лету музыка

Проекты Калатравы с обилием натянутых, как струны, тросов, гусельно арфовыми грифами и рояльными створками смахивают и на музыкальные инструменты, только очень огромных размеров. Невольно приходит на ум определение архитектуры как музыки, застывшей в камне. Да и в самих названиях присутствуют струнные инструменты: так в Нидерландах маэстро выстроил тройку мостов со звучными названиями - "Арфа, Цитра и Лютня".

Внутри "застывшей в камне музыки" звучит и живая. Спроектированный Калатравой Симфонический Центр Атланты легко вписывается в череду ярких концертных залов, появившихся в США за последнее время, от далласского Симфонического Центра Мейерсона работы Пея до Концертного зала Диснея в Лос Анджелесе авторства Фрэнка Гери. Комплекс симфоцентра Атланты состоит из двух частей: основной объем высотой с 13 этажку с крышей из рифленого стекла, и южный корпус с залом для сольных концертов и образовательным центром. Оба снабжены огромными стальными арками, названными самим Калатравой "перьями". Пернатый двукрылый диптих в своей верхней точке достигает шестидесяти метров. Симфонический объект не столь уж и грандиозен - два его зала по вместимости и площади одинаковы со зданием Красноярской филармонии, но ведь и в самой застройке столицы Джорджии преобладает одно двухэтажная. Упор сделан на другое: оригинальный дизайн должен способствовать тому, чтобы концертный зал стал новым символом Атланты.

Атлетический торс "в кубики"

"Крученый Торс" (Twisting Torso) - это не архитектурный стриптиз подкачанного бодибилдера, хотя доля истины в таком предположении есть. Такое интригующее название получило 54 этажное здание, расположенное неподалеку от морского берега в Мальме - третьем по величине городе Швеции. Прототипом проекта стала скульптура самого Калатравы с тем же названием - футуристическая пластическая вариация на тему античного Дискобола. Бетонный стержень с лифтами и лестницами соединяет девять огромных кубов, составляющих объем здания. Для заливки фундамента глубиной 18 метров, из которых три метра закреплены в скальном основании, понадобилось 850 грузовиков с бетоном. В этом гнутом доме с углом кручения 90° все нестандартно - даже окна изогнуты. На нижних этажах расположены офисные помещения, в шести верхних кубах - 147 роскошных квартир, стоимость аренды самой маленькой из которых составляет около 1400 евро в месяц. Два верхних этажа, из которых видна даже датская столица Копенгаген, отведены под конференц залы. В темное время суток включается светодиодная подсветка, свет которой можно варьировать.

Официальное открытие здания состоялось в августе 2005 года, полный рост железобетонного "атлета" составил 190 метров. По завершении строительства "Крученый Торс" стал самым высоким жилым зданием Скандинавии и вторым по высоте в Европе.

По окончании знаменательного строительства рядом со зданием была открыта выставка, посвященная процессу воплощения проекта - от скульптурного прототипа до архитектурного тезки, особенностям конструкции "Торса", использованным в его инфраструктуре передовым технологиям и дизайну интерьеров. В 2005 году на архитектурной выставке в Каннах это творение Калатравы получило приз за лучшее жилое здание в мире.

Montjuic Communication tower, высота 136 м.барселона, Испания Мост Аламильо, Севилья,Испания

Сантьяго и Чикаго

Сантьяго Калатрава отметился и на родине первых небоскребов - в славном городе Чикаго. Он спроектировал здание, которое превысит сложившуюся в городе планку высоты на 70 метров. Башня высотой 444 метра (609 м со шпилем), которая станет одним из самых высоких сооружений города, в 2009 году должна вырасти у места впадения реки в озеро Мичиган. Появление высотного рекордсмена в Чикаго можно назвать более чем уместным - в этом городе высятся три из пятнадцати самых высоких зданий мира. Лидерство среди них принадлежит построенному в 70 х "Sears Tower" (442 м) - на сегодняшний день это самое высокое здание Северной Америки.

Новый небоскреб Fordham Spire, получивший имя по названию фирмы застройщика, также будет элитным жилым зданием, а в 20 нижних этажах разместится отель. Название высотки перекликается с его спирально закрученной формой: вытянутое и скругленное тело здания образуют 115 этажей, каждый из которых сдвинут относительно предыдущего на 2°, что в общем итоге дает 270° от основания до шпиля. Крученая форма здания влияет на его содержание, снижая полезную площадь чуть ли не вчетверо по сравнению с тем же "Сирс Тауэр" - зато прибавляет ему крутизны. Гигантское сверло, вкручивающееся в чикагское небо…

Калатрава, который уже продемонстрировал свои способности в проектировании жилых небоскребов в Швеции и в проектировании башни в Нью Йорке, заявил, что его целью было создать элегантный, изящный дизайн для Чикаго, а не побить рекорды высоты. Похоже на правду и одновременно - на сказку. Американскую мечту - нарочитую мощь и благополучие напоказ. В последнее время Калатрава много работает в США и в особенности в Нью Йорке. В мае 2006 года он получил премию от ассоциации застройщиков Манхэттена.

Перестройка родной Валенсии

Мир миром, однако лучшим произведением Калатравы признан "Город искусств и наук" в родной Валенсии. Ciudad de las Artes y las Ciencias - мировой образец современной комплексной застройки. "Город" расположился в осушенном русле реки и состоит из пяти зданий, обычно называемых по их валенсийским названиям. Среди них "Дворец Искусств королевы Софии", кинотеатр L'Hemisferic ("Полушарие"), сад галерея L'Umbracle, "Научный музей принца Филиппа", океанографический парк на открытом воздухе L'Oceanografic. В этом городе - главном произведении его уроженца, - точнее, в парке, на берегу, на ровной земле, лежит гигантский металлический глаз, у которого время от времени открывается веко, а за ним обнаруживается шарообразное стеклянное здание зрачок. В глубине зрачка просматриваются разные общественные пространства. Испания - истинная родина сюрреализма (по крайней мере в живописи скульптуре), и циклопический глаз словно сошел с полотен Миро и Дали. Живой и влажный, лежащий на песке, он выстроен в реальности из металла, а стальные двигательные системы - тросики и гидравлические мускулы - заставляют его открываться, закрываться и моргать.

Весь комплекс окружен парками, ручьями и бассейнами, а его территория стала популярным местом отдыха жителей и гостей города.

Не стоит забывать, что Валенсия дала архитектору путевку мостостроителя, ведь первый мост Калатрава построил в родном городе. Это было лишь началом и авансом для будущего "Города искусств". Но что за испанец без башен! Калатравой разработан проект ансамбля из трех небоскребов для Валенсии, хотя первоначально был замыслен целый пучок башен. Они появятся в непосредственной близости от "Города искусств и наук", расположенные в долине купольные объекты которого дополнятся вертикальными элементами работы того же автора. Башни представляют собой слегка изогнутые цилиндрические объемы разной высоты, спланированные под жилые и офисные помещения. "Торре Валенсия" достигнет высоты 308 метров и станет самой высокой постройкой Испании. Башни "Кастелло" и "Аликанте" будут, соответственно, 266 и 220 метров высоты. Блистающие остеклением сооружения, благодаря своим изгибам, призваны создавать необычные эффекты освещения, превращаясь при этом в псевдо органические - биоморфные структуры. Так архитектор обстраивает родной город, разместив в нем все образцы своего творчества: мосты, вокзалы, небоскребы, планетарий, театры, музеи.…

Chicago spire — сверхвысокий жилой небоскреб, который начали строить в 2008 году. Высота — 609 м,
				150 этажей. Чикаго, США

Музеи, вокзалы, концертные залы

В числе первых заказов начинающего архитектора были проекты зданий железнодорожных станций в швейцарских городах - Цюрихе и Люцерне. Позже по проектам Калатравы были построены вокзалы в Лионе и Лиссабоне, выполнены проекты аэропортов Бильбао и американских городов.

Почерк Калатравы узнаваем по био и антропоморфному звучанию своих проектов: тема человеческого тела присутствует во многих работах архитектора. Проект железнодорожного вокзала в Люцерне предварен и навеян эскизом лежащего изогнувшегося женского тела - вероятно, что внутри антропоморфного вокзального здания пассажиры чувствуют себя комфортно, как в материнском лоне.

Обновление внешнего вида португальской столицы началось в 90 х годах прошлого века и было приурочено к проведению Всемирной выставки 1998 года. Среди новых построек значится Восточный железнодорожный вокзал, соединяющий Лиссабон с остальной Европой. В ребристо шатерных формах и кружевных переплетах кровель рука Калатравы угадывается безошибочно.

Ориентированная на туристов индустрия логично подсказывает цепь "вокзал музей базар", а потому современный архитектор берется за все с одинаковым энтузиазмом и с равным успехом. Свою музеестроительную ипостась Калатрава проявил также ярко, как творца мостов и башен. Одним из его первых американских проектов стала реконструкция Музея искусств в Милуоки. Павильон "Куадраччи" по проекту Калатравы сочетает в себе самые новейшие технологии и инженерные традиции Эйфеля и последователей. Вестибюль павильона представляет собой стеклянную параболическую конструкцию высотой 27,4 метра, на опорном контуре которой установлена солнцезащитная структура в форме крыльев. Она состоит из 27 стальных регулируемых по высоте ребер. Максимальный размах этих крыльев составляет 66 метров, а вес стальной птицы - 90 тонн. Так и музей, и искусство внутри него приобрели дополнительную весомость.

Воплощены целые музейные городки (как в Валенсии), готовы к реализации не менее масштабные проекты для мира арабских эмиров. На очереди Катар и его столица Доха - здесь планируется выстроить целый комплекс музеев, спроектированных целой интернациональной бригадой мэтров. Все они будут расположены вдоль набережной Корниш, главной городской магистрали, которая будет полностью реконструирована Нувелем. Пей спроектировал для ансамбля Музей исламского искусства. Национальная Библиотека Катара и Музей национальной истории будут построены по проекту японца Исодзаки. Однако самым необычным выглядит проект Музея фотографии Калатравы: сверхлегкой постройки с подвижными "крыльями", регулирующими освещенность залов. Вскорости бригада летучих архитекторов преобразит все в Дохе своим вдохновением…

Дыхание времени или отрава для исторической среды?

Амбициозный испанец покушается на историческое лоно христианских городов - Рима, Иерусалима, Венеции, Мадрида, Севильи и Барселоны. Инструментарий современного зодчего вызывает определенные опасения в обществе. Насколько они оправданны?

Одним из последних по времени реализованных проектов Калатравы стал мост через одно из разветвлений морской лагуны в Венеции. Многие опасались, что новомодный архитектор своим творением нарушит очарование барочной Венеции. Но мастер проявил бережное отношение к историческому контексту, а его сооружение не слишком заметно выпирает из венецианского ажурного великолепия. Так Калатрава в какой то мере снял противоречие метафизически застывшей Венеции и ультрасовременных архитектурных биеннале, здесь проводимых. Однако некоторые все равно ругаются, всем не угодишь - всегда сыщутся критики всего, что делается…

Покушается архитектор со святым именем и на колыбель католической веры и предшествовавшего античного язычества - "Вечный Город". В Риме началось строительство нового кампуса Университета Тор Вергата. Для нового ансамбля будет использована территория к востоку от центра итальянской столицы, уже принадлежащая университету. Основой плана Калатравы станет длинный бульвар, обсаженный двойным рядом кипарисов. В одном его конце возведут университетский спорткомплекс, в противоположном - здание Ректората. Радует то немаловажное обстоятельство, что историческая ткань римской застройки не будет смята новациями маэстро. Все таки пока историческая часть Рима с драгоценными руинами не подверглась вторжению хай тека (если не считать травертинового киота над "Алтарем Августа" и муссолиниевской санации в районе EUR). Пока он вечен, этот Рим…

Калатравовы постройки вскоре впишутся и в пейзаж другого вечного города - Иерусалима. На его окраине планируется построить железнодорожный виадук, подвешенный на стометровых изогнутых, словно аист в полете, опорах. Таковы все овеществленные в бетоне и металле плоды окрыленной фантазии Сантьяго Калатравы - архитектора, тезоименитого со святым Иаковом и пытающегося построить свою лестницу на небеса…

Геннадий Рыбаченко


Журнал «Сибирский дом», 30.03.2009

Архитектор с именем святого Иакова | Архитектор Сантьяго Калатрава

вернуться к списку статей